ЮБТО. Тонкая красная линия.

Трофи-экспедиция 2014 «Южный берег Телецкого озера».
Часть 1. Тонкая красная линия.

Ну что, поехали на Балыкчу? Мы знаем короткую дорогу, нам алтайцы показали!
А кто у нас едет?
Народу просто куча!
Становись! По порядку номеров экипажей, рассчитайсь!
10-й – Унимог. В оригинале.
11-й – Крузамог. Низ от унимога, верх от крузака.
34-й – Крузак с вишнями.
46-й – Эскудо. Просто эскудо.
57-й – Сафарь. Просто сафарь.
78-й – Фордомог. Низ от унимога, верх от какого-то Форда.
80-й – Катлетка, она же Собака, она же Динго.
83-й – Крузак красный.
118-й – Крузак белый.

Также на одном участке был замечен 76-й экипаж.
[spoiler]
Штурманили, стояли на БСУ, стояли на страховке, таскали сендтраки, раскладывали «таблетки» и «буратины», мотали лебёдки, пилили буреломы, отвешивали, матерились, ремонтировали, разведывали, показывали дорогу, фотографировали, снимали кино, пели песни под гитару, записывали записи в дневники, варили еду, съедали еду, наливали-выпивали, искали и таскали воду, переносили лагерь, мылись в бане, мокли под дождём, сохли у костра еще 19 человек.

Погода на старте радовала – лето, солнце. Выехали за город – цветочки цветут, птички поют! Крузамог не едет. Радиатор не справляется с поставленной перед ним задачей. Несколько раз останавливались и проводили шаманские обряды с использованием различных поз.

В результате через 50 километров Крузамог вернулся в город, поставил другой радиатор и догнал нас поздно вечером. И еще нас догнал 57-й, который тоже оказался, не совсем готов к дате старта. А что и не догнать, у нашего Фордомога приключилась беда с ТНВД, и беду эту просто так руками, сваркой, советами и матом развести не получилось.

Поэтому следующий солнечный и жаркий день команда провела в ремонтном состоянии. Соображающие в ремонте уехали в Новокузнецк с проблемной деталью, часть команды осталась караулить лагерь. Не занятые ремонтом, решили найти водоём для купания.
В садовом обществе, расположенном через дорогу присутствовала лужа, вид которой не располагал к водным процедурам. По нафигатору в нескольких километрах имелись в наличии карьер с озером, и мы отправились на поиски. Нашли. На дороге ведущей вниз к озеру тренировались в стрельбе какие-то внутриведомственные ребята. Когда старший специалист по связям с общественностью Юлка в красном купальнике подошла к ним узнать, где можно искупаться, что бы им не мешать, у стрелков сбились прицелы и стрельба как-то не задалась, но место доступа к воде нам указали…
Немного крутоватый спуск и пляжа песчаного нет, но вода замечательная, тепленькая и чистая.

Далеко после обеда Фордомог наконец-то отремонтировали.
Ура-ура! Мы едем дальше! Вечер перестал был томным и тоскливым: дорога избавляет.
Заправились в Таштаголе, ночевали где-то за Габовском, на берегу речки.
Утром 23-го закончилось жаркое лето. Сначала серое небо, а потом зарядил нудный дождь. Подъем на перевал перестал быть увлекательным, потому что окрестные невысокие горки прятались за завесой дождя и облаков.

В Турочаке под дождём нас ждал-ждал и дождался Михаил Некрасов, чтобы поприветствовать и сказать напутствие. Два экипажа быстро поздоровавшись помчались вперед, в Артыбаш – нам надо было пристроить L-200 и прицеп от «катлетки» во двор усадьбы, принадлежащей ДимДимычеву другу. Остальные пообщались подольше нашего. Перед Артыбашем опять началось лето, дождик остался позади, над головой светило солнышко. Прицеп пристроили. Остальная команда где-то потерялась – оказалось, что маленько ремонтировались.

Мост через реку Бия. А расскажите мне, что значат буквы на знаке, которые я прочла как «ЗЛО»?

На выезде из Артыбаша вдруг выяснилось, что у Эскудика сломался замок на задней двери и теперь надо её надо привязывать верёвочкой, то есть стяжкой. У Катлетки выяснилось, что кардан неправильно собран и болты задевают за раму. Решили ну и пох.. пусть себе задевают. Проехали по замечательной гравийке несколько километров, как вдруг пропало сердцебиение в Унимоге. Пока специально обученные штурмана, ответственные за реанимацию занимались реанимацией, остальные участники ходили кучками по очереди купаться на речку Иогач, хомячили запасы продовольствия и своим довольным видом мешали реаниматологам реанимировать.

При этом всех донимали слепни, у них как раз начался активный летний чёс по кормовым базам и беззащитным туристам. Но всё плохое заканчивается и колонна бодро мчится дальше.
Прошли базу лесозаготовщиков, какие-то страшные машины, как орудия пыток, раскатанная дорога.

Мы уходим налево и вверх. Пора бы и финишировать. В 30 метрах впереди начинается болотце, колея идёт по лужам. Это надо начинать форсировать с утра. Да и провожающий нас 76-й должен возвращаться в город. место симпатичное, но вода довольно труднодоступна. Но нам ведь не жить здесь неделю, поэтому нормально…
Рано утром прошла веселенькая гроза, всё как положено – молния-гром, ливень…

Сразу после старта радостно плюхнулись в болотце. Грязненько, но особых проблем оно не доставило, лебёдки и ещё не растраченные силы победили. Проскочили участок «асфальта» - ровная сухая дорожка по тайге. Вокруг красиво, нарядно, зелено! Алтай! Потом опять болотце и глубокие колеи.

Эскудик порвал пыльник. Замотали полиэтиленовым пакетиком и скотчем.
У Вишни от запаха тайги и свободы закружилась голова, и он не приняв всерьёз глубокую промоину, очень мягко и аккуратно лёг на левый бок. Зацепили стропой мягко поставили на колёса.

Ну малость помялись обе двери и всё. Можно ехать дальше.
Эскудик примерно в этом же месте вдруг остался без левого пассажирского стекла. Оно мелкими кусочками аккуратно ссыпалось внутрь двери. Сафарь тоже отметился на этом же участке чуть-чуть не дотянув до подвига Вишни.

Едем не торопясь – 6 км за 5 часов.
Останавливаемся попить чай, поздравить именинницу Алёну, съесть за её здоровье тортик. Погода тоже приготовила «подарочек»! Наехала здоровенная туча, поднялся шквалистый ветер, полился дождь как из ведра, который сменился здоровенным градом! Вся компания забилась под тент. Плохая погода очень сближает коллектив!

А вот и ручей с камешками, брёвнышками и водичкой. Следы прошлогодней экспедиции алтайцев в виде пиленного бурелома. Хочется выразить слова признательности и восхищения алтайской команде! Столько проделано работы в прошлом году! Мы ехали, только иногда расширяя себе путь.

И вдруг раз – резкий поворот налево и в горку! А потом по мху еще чуть-чуть в горку. А потом каааак резко снова в горку.

Мы эти горки до полной темноты преодолевали, пилили валежник, за деревья подтягивались, друг другу лебедками помогали, при этом умудрялись разбортоваться и забортоваться. Это был подъем на перевал с озёрами.

Как-то незаметно наступила темнота, стало холодно. С неба стали сыпаться непонятные осадки то ли снег, то ли дождь. Наконец все машины поднялись на перевал, поужинали, немного потусовались у костра и завалились спать.

Утро раскрыло перед нами красоту алтайских озёр. На берегу верхнего озера стоит заимка. Живёт там одинокий дядя по имени Василий, Он вроде как приглядывает за порядком в охотугодьях Алексея. (не спрашивайте, я не знаю кто есть Алексей).

Нашей задачей было аккуратно прокрасться вдоль берега озера и уйти в долину реки Большая Чили. Насколько аккуратно мы прошли берег озера я сказать не могу, потому что 9 автомобилей по роскошной болотине пролезали довольно долго, тяжело, закапываясь в грунт по бампер.

Использовать пришлось полный комплект джипера – сендраки, «буратины», лебёдки, «такуютомать». Прошли озёра, нашли работу нашим бензопильщикам – требовалось построить небольшую гать через заболоченный ручей. Построили.

Проехали. Новая задача – найти спуск к реке или трек алтайцев. Стадо оптимистично разбежалось по небольшому плато. У участников саянских экспедиций растительность вызвала некоторое чувство дежавю – сплошняком заросли карлушки, через которые надо пройти…Прочёсывание местности дало результаты – спуск найден.

А вот на речке было не всё так прекрасно. Кусты ивняка выше березки и поднялись до крыши. Пока можно двигаться по руслу реки, двигаемся. Долина реки Большая Чили довольно широкая и плоская, но глобально заросшая ивняком. Русло в кустах извивается и делится на множество рукавчиков, кругом болотины, не видные в зарослях.

Чтобы попытаться найти какой-то путь надо встать на крышу и в гордой позе с рукой козырьком напряженно вглядываться вперёд вопрошая по рации «ну чё, трек алтайцев нашли?» В это время Катлетка рыщет по кустам, как охотничий пойнтер выискивая след дичи. Только по штурману Вадикану, восседающему на крыше, видно её замысловатую траекторию.

В общем каким-то образом, по кустам, закапываясь и выкапываясь, мы достигли узкого места реки. Горочка и неприятненький прижим. Пороги и камни в реке. Несколько разведчиков и Унимог исследуют путь по реке.

Унимог прошёл, но дорога пилоту Олегу почему-то сильно не понравилась. Может потому что довольно сильные пороги и большие камни? Решено ехать верхами. Это довольно крутой подъём и участок с кренами по склону. Тем более нам всё равно поворачивать направо, на реку Аба.

Наверху склон похож на плешивую голову бомжа – чахленькая реденькая хвойная древесность боролась за выживание на мохово-каменистом грунте.

Автомобили с разбегу запрыгивали на склон, затем лебёдкой подтягивались наверх, потом бочком-бочком с кучей отвешивающих штурманов, проходили склон и сворачивали направо в кусты, на звук Гошиного камуса.

А вот и речка Аба. Разницы во флористическом оформлении нашего пути я не заметила, зато долина стала гораздо уже и косогористее. Надо строить ночлежку, а здесь проблема с ровными поверхностями.

Погода ночью «порадовала» очередным дождём. Стартовали все, кроме Унимога, этот ветеран немецкого автопрома наотрез отказался заводиться. Но мы были уверены, что догонит, потому что он шустрый, а нас впереди ожидало болотно-ручейное препятствие. Правый берег реки Аба оказался на редкость пакостным – сырым, мягкопочвенным и чахлолесным. Нет, там был участок с хорошим лесом, но также хорошим болотом, хорошим ручьём и жирной почвой, которая присасывала к себе не хуже вантуза.

Вот 300 метров этого леса мы преодолевали 4 часа. Катлетка при этом легко преодолев этот участок маялась бездельем. Зато в этом лесу есть много бурелома, из которого получается хорошая гать, только успевай пилить и таскать! Впрочем левый берег Абы ничуть не лучше, но только воды на 2 миллиметра меньше и деревьев в 10 раз… тоже меньше.

Догнали Фордомога, который после Катлеты вырвался на просторы, в нём меняли подшипник, потому что предыдущий испортился.

Пошёл дождь… Эта фраза будет сопровождать каждый день нашего путешествия. Только в конце, когда мы уже спустимся в Балыкчу, рассказ про дождь завершится.
Вся пойма реки Аба – рукава реки, ивняк и болотины. Алтайский трек постоянно прячется в этих кустах.

Очередной сильно заболоченный склон, даже у алтайской команды на треке отмечен отдельной точкой «топко», но мы разницы особо не заметили с предыдущими топкими местами.
Но стоило вечерком свернуть на Малую Абу, как появилась восхитительная большая ровная поляна, под могучими кедрами. Крузак с вишнями провернул свой коронный номер – срезал шпильки задней правой полуоси! Молодец! Без этого уже никак! Штурман Сергей оказался на месте, ему удалось высверлить и заменить пять шпилек из шести, но эта процедура разбила посадочные места штифтов. Потом, на обратном пути шпильки опять срезало, но хитрый пилот Вадим уже имел в запасе ступицу…

На поляну приехал местный ковбой, у него недалеко летник и пасутся бараны с коровами. Но у нас в команде есть люди, умеющие общаться с аборигенами, поэтому обсуждение очень важных тем прошло тихо и спокойно. Он уехал вполне довольный общением.
Ну ночью конечно же был дождь, причём сильный. Зато утро было радостное и солнечное. Дорога вверх по реке была короткая и кривая. Верховье реки – просторные сырые луга, утопающие в зелени чемерицы. Куда не посмотри – чемерица. Поля чемерицы! И вся эта чемеричная роскошь обрамлена скалами и кедрами. Очень нарядные пейзажи.

Команда рассредоточилась по полям, чтобы не ехать по колеям. Здесь оказалось довольно людно. На нас вышли посмотреть пастухи, их женщины и дети. Фотосессия с пастухами.

Чемеричные просторы закончились, начался подъем на перевал. Стало сухо и каменисто. Появилась хорошо утоптанная конная тропа.

Колонна организованно поднималась вверх, только Эскудо умудрился найти большой камень, на который сел. Хватила пары нелошадиных сил, чтобы столкнуть авто и продолжить движение.

Следующая ступень подъема была понакренистее. Штурмана распределились по автомобилям, привязали стропы и не торопясь поднялись до еще одной ступени, где машины проводили уже по одной.

Вид с перевала открывался обалденный. Долина Абы, по которой мы только что поднимались, далёкие синие горы Алтая, голубое небо!!! Восхищение и восторг!

На перевал зашли дружной колонной, запустив вперёд операторов.

Покричали «ура», провели фотосессию на фоне уже Чулышманского речного бассейна и покатились вниз, опять по чемеричным полям, но уже в долину реки Ачелман. Долина реки больше похожа на склад металлолома, потому что именно сюда падает всяческий космический мусор. Металлические остатки ступеней ракет и чего-то ещё спокойно валяются по горным лугам, а по горам и лесам наверное ещё больше, их просто не видно.

Тут же хозяйственные штурмана бросились откручивать какие-то гайки от каких-то форсунок.
Ровненькие луга закончились, началась пойма реки Ачелман, такая же как с той стороны горы – лес, болото и кусты.

Ко всей этой прелести добавились огромные каменюки, на которых вся флора и произрастала. Трек окончательно потеряли. Он ушёл от нас налево. Залезли в лес с толстым мхом, брёвнами и камнями. Техника тяжело продвигалась в торфянике. Если лес заканчивался, то начинались кусты, растущие во мху, а мох покрывал крупные камни, в общем процесс продвижения к цели «вертолётная площадка» стал совершенно нервным и мучительным.

Катлетка во время разведки заехала в речку с крутого берега, пришлось задом выковыриваться. В это время по рации объявили о какой-то поломке у белого крузака.

Облом рулевой сошки означал облом всей команде и что ночевать мы будем здесь. Здесь – ровная относительно горизонта поверхность, состоящая из камней, дырок между ними и карлушки. Для палатки мест не очень много. Радовало, что рядом речка. Троп нет, пришлось расчищать берег от густого кустарника, чтобы подойти к воде. Финиш. Баня. Ливень.
Смотрели черновик фильма про Монгун-Тайгу.

Утром пилот Лёша сходил в «телефонную будку» звонить в Новосибирск, чтобы нам организовали доставку запчастей. «Телефонная будка» - некая точка недалеко от Балыкчи, где начинает действовать сотовая связь. После обеда команда окончательно делится на «красных» и «черных». «Красные» ждут запчасти, ремонтируют автомобили, «черные» продолжают двигаться до «вертолётной площадки». Причем до нее рукой подать чуть больше 1,5 км. К этому времени нашли трек и дорогу. Шли по лесу рядышком с конной тропой.

Тропа хорошая, но только для пешиков и коников, потому что петляет среди деревьев, а планов и полномочий  валить вековые деревья у нас не было. А лес рядышком оказался менее густым и более пригодным для продвижения автомобилей. Когда добрались до точки «ворота» пошёл дождь, мелкий и противный. Аппаратура понемногу начала запотевать.

Выстроили операторов, чтобы заснять исторический момент прохождения ворот. Ворота – две толстенные сосны, к которым приделана калитка. Справа и слева от деревьев забор, с одной стороны уходящий в бурный Ачелман, с другой упирающийся в скалу. Когда пастухи гонят скот, то здесь они и коровы отдыхают. Так вот, Катлетка ворота прошла, Эскуда прошла, Унимог прошёл, Крузамог прошёл, а Фордомог не прошёл.

Он оказался самым широким автомобилем. Поэтому пришлось разобрать часть заграждения, а потом поставить всё на место.
Сразу за воротами начался каменный триал.

Здоровенные каменюки изображали из себя лестницу для великанов, нам ехать по ним. Достаём ломики, БСУхи и верёвки! Катлетка пока что едет на своих силах иногда помогая лебёдкой.

УниКрузаФордомоги отвешиваем и страхуем БСУхой.
Эскуда спускатеся при помощи трапиков. Появилась встречка. Местные жители на конях, с ружьями. Те что постарше вполне адекватные, хотя и не сильно трезвые. Молодые бухие в зеленые сопли и очень агрессивные. Один упал с лошади, но бутылку водки в руке не разбил. Спросили куда мы идём. Мы сказали, что Балыкчу. Один из молодых стал тыкать кнутом в противоположную сторону и кричать «Вам туда нна….!» Позднее штурман Виталя на мотив Шнуровской песни «Ехай на….!» переиграл слова «Вам туда ннна…» и добавил куплет.

И вообще эти слова стали чуть ли не самыми популярными на маршруте – «Вам куда ннна? Нам туда ннна!»
Позже вспоминалось это весело, а когда этот неадекват начал бить кнутом машину, в которой сидели девчонки,  и кричать «вам туда на…» было не до смеха. Наконец компания ковбоев нас покинула, и мы смогли нормально двигаться дальше. Ну как нормально, ползти по камням и поливаемые дождём. Смеркалось. Надо было искать место для ночёвки. До «вертолётной площадки» мы опять не дотянули. Встали на тропе как могли. Устали и вымокли. Ужин и спать.