Черные камни в каплях пота и дождя

Трофи-экспедиция 2014 «Южный берег Телецкого озера».
Часть 2. Черные камни в каплях пота и дождя.
(Судя по всему будет много повторов, отступлений и неточностей).



- И чё, вы правда, поехали на Балыкчу?
- Да! Нам же алтайцы показали  короткую дорогу, гады!
- А кто у нас едет на черном маршруте?
- Народу просто куча!
- Становись!
- Да уже стояли…
- По порядку номеров экипажей, рассчитайсь!
-Да уже считались…
10-й – Унимог. В оригинале.
11-й – Крузамог. Низ от унимога, верх от крузака.
46-й – Эскудо. Просто эскудо.
78-й – Фордомог. Низ от унимога, верх от какого-то Форда.
80-й – Катлетка, она же Собака, она же Динго.
[spoiler]
Штурманили, стояли на БСУ, стояли на страховке, таскали сендтраки, раскладывали «таблетки» и «буратины», мотали лебёдки, пилили буреломы, отвешивали, матерились, ремонтировали, разведывали, показывали дорогу, фотографировали, снимали кино, пели песни под гитару, записывали записи в дневники, варили еду, съедали еду, наливали-выпивали, искали и таскали воду, переносили лагерь, мылись в бане, мокли под дождём, сохли у костра еще 16 человек.



БСУ – безопасное спусковое устройство. В жизни это такая железная труба с двумя разноразмерными ушами и тремя шпеньками. За одно ухо БСУ цепляют шаклом к стропе, а стропа к якорю. Через другое ухо продета веревка, которая наматывается на тело БСУ, а за шпеньки регулируется скорость сброса груза.

На тропе были замечены гости:
Слава – друг Наташи, пришёл посмотреть, и был прикован цепью, и остался на несколько дней штурманить. Пока не был спасён другом, который пришёл и забрал Славу, мотивируя, что другу не с кем пить.  Спасибо Славе за помощь, а так же за кока-колу и лаймы.
Валера, папа Леша, Пашист. Эти товарищи принесли на себе топливо, а Валера принёс плов, который внизу для нашей команды приготовила Диана! Вот это был сюрприз!
Сергей, Ольга, Артём. Тоже было принесено топливо и хлеб, а также розовый морсик. Сняли чуть-чуть фото и видео.
Владислав, Евгений, Валентин, принесли нам тушенку и хлеб, а ещё  со штурманом Леной сходили в каньон реки Ачелман за водой. После этого они почему-то передумали ночевать в нашем лагере.
Александр и Антон. Принесли нам воду и хлеб, а также сняли маленько видео. 2 раза.
Монгольцы: Андрей, Мишаня, Денис, Саша, Валя. Они тоже пришли не с пустыми руками. Мальчиков тут же поставили на БСУ и отвешивания. Кое-как сбежали….
Маша... Маша приходила-уходила по тропе раз 5. Потрясающе! Ходила за водой на реку. Приносила блины собственного испечения, а также воду с нижнего лагеря, хлеб.
Наташа. Принесла воду и хлеб. А хлеба нам всегда надо было…
Юлка. Тоже что-то приносила, а так же поработала на страховке координатором.
Заметьте! Все кто к нам приходили что-нибудь приносили! Все гости с рюкзаком, как ослики!
Всем спасибо за заботу!
Пробежали несколько человек из алтайской команды. Честно сказать я их не запомнила, не видела был ли у них груз и не поняла – зачем приходили.
Был ещё один Слава. Но это отдельная песня, я вам её отдельно и спою. А лучше, если споёт штурман Лена!



Вот и доползли до вожделенной «вертолётной площадки». Вообще-то у нас на неё были большие планы. Мы на ней планировали стоять много дней, пока рубимся по тропе. В реале насладиться ровной полянкой на берегу чистой реки мы толком не успели. Утром перенесли базовый лагерь на поляну. Но автомобили так бодро рванули вперёд, что стало понятно – не более одной ночёвки на поляне, а потом искать далее место для лагеря.
В районе поляны наш обоз обогнала большая группа пеших туристов из различных городов страны. Вёл их инструктор, которому исполнилось 76 лет. Шли 8 дней из Артыбаша. Конечно же пофотографировались с нашими машинками. В стране возрождается массовый туризм, что радует.



Справа от тропы горка, слева какие-то старые, густые заболоченные кусты. А что такое тропа? Это камни. Камни растут среди могучих кедров, которые растут довольно кучно. Между камнями почва довольно глубоко выбита многочисленными конечностями проходящего здесь скота и людей. Но при дожде оказывается, что эта почва выбита не так уж и глубоко, и становится невероятно скользкой и липкой. Эта мерзкая кашка не успевает высыхать под редким солнцем, ноги вечно грязные.



В дополнении ко всему по тропе бурно растут кусты и деревья помельче, причем очень старые и подгнившие. В общем и целом это описание тропы всей от вертолётной площадки и до точки именуемой «траверс», около 4 км. Есть вариации: небольшие камни и большие камни, выходы скальных пород, различные перепады высот на разных участках от 10 до 50 градусов, деревья от просто больших и до «баобабов».



Например, есть место на тропе, названное «два чемодана и баобаб». Или «два чемодана и два баобаба». А от точки «траверс» камни в основном заканчиваются… И начинается крутая, извивающаяся по склону тропа, скользкая, без возможности нормально заякориться, если спускаться по ней на автомобилях. Она не длинная метров 800, но спросите любого из наших гостей, хочется ли им повторять подвиги восхождения по балыкчинской дороге? Тропа активно используется местными жителями. Каждый день нам попадалась «встречка». Главное – разминуться с конниками, потому что есть места, где автомобиль занимает всю ширину автобана.



А ещё лошади, не привыкшие к автомобилям и такому количеству людей пугались и отказывались идти. У меня сложилось впечатление, что местные к нам ходили как на экскурсию. У меня даже возник вопрос – сколько было заключено в посёлке пари на то, что пройдём мы или нет. Какие ставки люди делали, много ли проспорили в итоге.
Забавный слушок нам рассказали. В деревне кто-то сказал, что мы поспорили с алтайской командой на 1 миллион рублей, кто из нас пройдёт тропу. В связи с этим у меня 2 вопроса: 1. Один миллион всего или на каждого? 2. Где я могу забрать свою долю?
…Так, мы отвлеклись и пошли куда-то не туда….



От поляны решено обойти тропу левее, где кусты погуще, валежник потолще да болото пожирнее. Штурманы с бензопилами – жуки-пилильщики бодро взмахивали пилами, и сыпалась труха из-под цепей. Но не только труха, недавно упавшие стволы (недавно – это от нескольких дней до десятилетий), когда их пилили, восхитительно пахли деревом, смолой. По болоту и пока еще относительно ровной тропе до обеда народ довольно бодро ускакал метров на 400 вперед. И вдруг выяснилось, что этот путь надо теперь проделать обратно (без автомобилей разумеется), чтобы пообедать. Оба на! В такую даль тащиться! Да вы офигели! Вот интересно, а первоначальный план, разработанный мудрым руководителем на «берегу» подразумевал ещё более дальние прогулки от лагеря к месту каторжных работ. Это потом все привыкли, и пробежаться несколько раз от лагеря до замыкающей или головной машины не составляло труда, а первый раз у наших трофистов случился культурный шок. Но девушки были хитрые, они заманили мальчиков вкусными оладушками и чаем.



Пошёл дождь. Вообще в ущелье странная погода. Здесь всегда шёл дождь. Почти каждое утро мы вставали при синем ясном небе и солнечном утре. К тому моменту, когда надо выходить на каменоломни или другие каторжные работы из-за горы со стороны озера появлялось плотная серая тучка, тяжело переваливалась через край и выливала весь свой запас воды в ущелье.



При этом мы могли наблюдать чуть выше по ущелью синее небо, но над нами висел худой бурдюк воды и старательно отмывал нас от грязи и пота. Впоследствии мне казалось, что это специально нас поливали местные духи, потому что помыться возможности не было, а грязным ходить по ущелью было не принято. Дождь мог пойти и несколько раз в день, мог не пойти, но тогда само облако опускалось так низко, что мы сидели в белом молоке и мир вокруг нас приобретал какую-то нереальность и фэнтазийность.



…Так, мы опять отвлеклись от тропы…
Скорость продвижения автомобилей низкая, мы могли пройти за день 700 метров, а могли и 50. Большая работа штурманов – постоянно направляют автомобиль, минуя камни и корни.



Другие участники отвешивают автомобили при сильных кренах, перекладывают камни, если возможно под колёса или из-под колёс. Часто используются «таблетки» - бревно распиливается поперек на части в 20-30 см толщиной и раскладываются под колеса в нужных местах. Пока ещё иногда используют одиночные БСУ для страховки.



Мимо нас по тропе прошли «красные» в Балыкчу, за привезёнными уже туда запчастями. Бодрые, довольные и полные оптимизма. Вечером прошли с грузом, тоже довольные и полные оптимизма. Ещё бы им не быть довольными – у них появился шанс выехать из глухомани.



Тропа петляет и разветвляется среди деревьев, камней и кустов. Как выбрать оптимальную траекторию? Вот 10-й взялся огибать огромный «чемодан» заросший кустарником, его потащило вбок на чемодан и автомобиль заглох. Что такое? Началась вокруг беготня, заглядывание под машину, споры о причинах неполадок. Надо снять машину с камня. Используя лебёдку другого унимога и блок сняли 10-го с камня, выставили на условно ровное место. Оказалось, бензобак сдвинулся с креплений и замял трубку подачи топлива. Штурман Вадик долго ползал под брюшком Унимога, отпилил там какую-то, видимо не очень нужную трубочку, и починили топливопровод.





Опять движемся.
Вообще, описание движения в последующие дни одинаковое. Ну, может быть какие-то небольшие изменения и дополнения есть. Поэтому возьмём за основу это, а по ходу движения буду рассказывать об аттракционах.



Авангардом идёт штурман с бензопилой, вполне возможно на пути транспорта лежит ствол, следом Катлетина ползет по-паучьи изучая оптимальную траекторию движения. (Так как Катлета ехала всё время впереди, то я мало что могу рассказать о ней. Я думаю Алёша нам расскажет и о трудностях движения и о переживаниях и эмоциях пилота, перед которым открывались необыкновенные по красоте виды, когда он висел на склоне, а деревьев впереди не было и т.д.) Далее автомобили крадутся по камням, корням или кустам.



Сзади закреплено и используется БСУ, может быть используется лебёдка, могут использовать штурманов на стропе справа или слева. Всё ползёт не торопясь. Привязать отвязать верёвки, стропы под БСУ и прочие манипуляции занимают много времени, но это вопрос безопасности, поэтому надо быть уверенными в надёжности узлов. Повторюсь, что за день могли проходить 700 метров, а могли и 50. Видеоператор с фотографом периодически переползают от автомобиля к автомобилю, снимая практически одни и те же картины – автомобиль крадётся по камням, корням или кустам, БСУ, лебёдки и т.д. Вся эта тягомотина периодически обильно поливается дождём.



Вечером обязательно 2 костра (хорошо, что с дровами проблем нет!) – один сушильный, второй кухонный. Натягивается тент, но его боимся прожечь, поэтому всегда есть выбор – то ли у костра мокнуть, то ли под тентом мёрзнуть. Под тентом как правило продуктовый склад и котёл. У котла существенный недостаток – его нельзя оставлять под дождём, так как вода стекая с крышки попадает внутрь.



Так как места стоянки автомобилей часто не совпадают с размещением базового лагеря, то обязательно кто-то ночует на тропе возле автомобилей. А так как сторожам как правило лень топать к общему костру, то кто-нибудь несёт им ужин из базового лагеря.


…Для штурманов было ещё одно развлечение: выковыривать гнилушки, которые забиваются под диски. Автомобиль едет вдоль какой-нибудь гнилушки, любовно к ней прижимается и собирает в колёса, всё что отрывается. Штурман отвёртку в руки и ковырять….



…Играли в Алтаймостострой. Округлый выход скальной породы требовалось сделать более безопасным для проезда. Штурманы берут бревно со склона, катят вниз.



Берут второе бревно и повторяют. Бензопилой художественно вырезают на концах выемки, чтобы уложить бревно в скальник, снизу подпираем чурочками – и мост на века готов.



Слева трудность устранена. Справа надо убрать торчащий камень. Опять грубая мужская сила – принести перфоратор, наперфорировать отверстий в камне, забить в них камнекольных клиньев, а потом ломами помочь камню отломиться и уползти в овраг. Можно ехать.



Но не далеко. Потому что скальный выход заканчивается коротким крутым свалом. Здесь главный БСУшник Гриня с веревочками. Технические тонкости использования БСУ пусть он и рассказывает.





…Один участок пришлось преодолевать резко повернув направо и не менее резко, но не высоко, вверх и лавируя между плотно растущими кедрами. Штурманы идущие, впереди машин указывали пилотам совершать практически сантиметровые повороты колёсами, другие штурмана виртуозно переставляли лебёдки…



А потом мы доехали до точки, которую назвали «2 чемодана и баобаб». Тропа уходит вниз и упирается в два огромных камня с узким проходом менее полуметра между ними и огромный кедр на камне, растущий здесь же  Ранее было множество вариантов прохождения этого непроходимого для автомобиля участка (стройка мостов, укладка мешков с опилками или травой, разрушение камней камнекольными клиньями и другие фантастические варианты). Надо что-то делать. И хотя перед экспедицией предупреждали, что будут работы на каменоломнях, работать как каторжане никто не хотел. Стали искать короткую дорогу



В итоге тщательная разведка окрестных склонов дала результат – справа найден путь, обходящий …опу: несколько десятков метров крутого подъёма вверх по склону, несколько десятков метров по лесу и крутой но относительно малокаменистый спуск на тропу уже за камнями. Здесь же наверху нашли хорошее место для лагеря. Местная скотина прекрасно знала этот обход, потому что место для лагеря было густо усеяно навозными лепёшками.



С этого участка начинаются проблемы с водой. Ачелман уходит от нас в глубокий каньон, ручьёв на склоне нет. Приходится воду носить на себе. В день на команду в среднем уходит около 100 литров.
С утра вдруг пришёл из «красного» лагеря Денис, с целью воспользоваться сваркой. Поремонтировать  подвесную опору лебёдки. В это же время Крузамог ремонтировал блокировки, так что сварка активно пользовалась полдня. Прошёл мелкий противный дождь. Девочки и кое-кто из мальчиков начал переброску вещей, кухонной утвари и продуктов с «вертолётки» в новый лагерь.



Вверх по склону только на лебёдке, вниз по склону только на БСУ. Хитрый Фордомог имел в своём арсенале мобильную лебёдку. Её можно было перевешивать с борта на борт и использовать во время кренов вместо стропы и кучи штурманов. Автомобиль проходил повороты не только легко и технично, но и иногда просто красиво!
Вечером конечно же дождь. У костра прикольно – тепло, сыро, спереди сохнет, сзади мокнет, или наоборот, как к костру повернуться. В палатках начинают обживаться «котики и хомячки». Для тех, кто не  в теме, это когда нет возможности помыться, постирать или просушить вещи, на улице сыро, и в палатках появляется запах. Иногда – Запах… А иногда – ЗАПАХ…



31-го утром начинаем спуск с горы. Склон крутой, густые кусты, под кустами притаились камни. Такое впечатление, что коровы, которые гадили наверху, перемещались на крыльях. Медленно, спустили автомобили на тропу. Спустились с вещами сами. Опять надо искать место для лагеря. Штурман Лена ушла в разведку. Впереди нас ждала затейливая тропа и шикарный скальный свал в несколько метров, крутой скользкий спуск, упирающийся в место отдыха всех путешествующих по тропе. Нижние ветки большого кедра увешаны ленточками. Точка «верхние ленточки».
Перед свалом тропа становится более пологой и здесь есть место для лагеря. А с края обрыва открывается офигительный вид на устье Чулышмана и Телецкое озеро.



Здесь ты понимаешь, как ты ещё высоко и как до финиша далеко…
…Только мы спустились со склона как тропа круто повернула вправо и прижалась к скальнику. Вдоль скальника появился поворот налево и довольно крутой спуск. И здесь не объехать, и не расширить дорогу. Слева обрыв, сначала крутой, потом более пологий.



…Спуск по этому участку приблизил меня к инфаркту на несколько лет. И вообще вся тропа до Балыкчи меня приблизила к инфаркту так близко, что я его уже видела за каждым поворотом… Очень страшно.
Машинка ползёт вдоль склона, скользит по камням, кренится… Не, лучше не вспоминать. Я бы хотела попросить кого-нибудь из пилотов, желательно УниФордоКрузамогов написать сочинение на тему что-то типа «Репрезентация реальности и ее искажение при помощи обсценной лексики  при спуске по склону в 45 и более градусов».



В узком месте с сыпучим грунтом опять строили мост. Несколько бревен укладывали по линии осыпи, в просвет между почвой и бревнами закладывали камни. Здесь же опять пришлось применять перфоратор, клинья и ломы. Большой камень столкнули с тропы. Причём почему то именно здесь я отметила, что видеоператор Вадик при виде камней, бросал камеру и радостно бросался врукопашную на борьбу с ними, как будто камни ему что-то сделали и теперь он мстит.





Впереди небольшой подъём и бурелом. Несколько дней назад здесь прошёл ураган. Наваляло вековых кедров, елей, а уж мелких деревьев и кустов не счесть. В глазах бензопильщиков появилась какая-то вселенская тоска. Цепи накалялись докрасна. Заправка для бензопил улетала литрами. Интересно, ночью им не снилось ничего такого бензопильного?



Подъём тоже с камнями, крутой и кривой. Лебёдки, отвешивания и дождь. Зато часть такой тропы можно было объехать по лесу с выходом прямо на палатки!
Штурман Флай-Бай вызвался сходить за водой. Рюкзачок и вперёд, точнее вниз – навстречу приключениям. Видел медведя, недалеко, буквально через овраг. Медведь Флай-Баем не заинтересовался… Это очень порадовало.
До лагеря доползли 2 автомобиля, 2 остались ночевать метрах 200, катлетка добралась до ленточек и ночевала ниже всех.
Смеркалось. Заканчивался день, заканчивался месяц июль.
А что было в августе, я, может быть, соберусь силами и сочиню чуть позже.








Фото: