Метель 2015: Столица Арктики, часть 4

ЧАСТЬ 4

Замерзшая водка и строганина
Метели, торосы и льдины –
Без этой романтики, как ни крути,
Ты еле дотянешь до новой зимы!
Н. Михайлова



28.02 -15° безветренно, 102 км., ходовое время 16 часов


Фото 1. Вэлком.

[spoiler]
Вышли около 8 утра двумя командами: мы на двух машинах (Лешу сдали в рабство пермскому экипажу, мы со Стасом захватили экипаж эстонцев) и команда Притяжения Арктики. Никогда не думала, что в экспедиционной машине можно ехать впятером. Ехать, есть, спать – вот так наверное и выглядит маленький ад экспедиционера. Мы с Лешёй торжественно пообещали друг другу расцеловать наш Прадик при встрече, Стас относится к сложившейся ситуации проще. Хотя где ещё я получу такой культурный опыт: мы слышим эстонскую речь, слушаем эстонскую музыку, едим эстонскую еду :)


Фото 2. Оккупанты.

Когда вышли с полярки, по наводке пошли по тундре до м. Шайтанский, но рельеф очень холмистый и каждый подъем из ложбины давался нам не просто. Решили вернуться назад, где мы видели проход между торосами и попробовать выйти на лёд Енисейского залива. Здесь идти получилось гораздо лучше. Идём то за командой Ёлкина, то они за нами, то параллельными курсами. Саша практически безошибочно выбирает оптимальный маршрут, но когда такого нет преимущество у машин, которые могут топтаться по снегу.
В полях мелких торосов, высотой не выше колена, задерживается много пухляка и идти там очень тяжело. Зато нашему экипажу очень удобно – только машина Райта чуть застревает, мы вчетвером высыпаемся из неё (со стороны говорят смешное зрелище было) и машина избавившись от 260 килограмм резво едет дальше сама.


Фото 3. Проводка машины.

Полученный опыт этого дня показал нам, что в бухтах торошение особенно сильное, поэтому стали обходить их по морю. На ночевку встали на траверсе острова Сибирякова.


01.03. -12° переменная облачность, ветра нет, 121 км., ходовое время 17 часов
Скучный день. Торосы, торосы, торосы – всё, больше ничего интересного не было. В торосах снег, переваливать через них очень сложно.


Фото 4. Торосы, торосы, торосы

Пытались обойти поле торошения сдвигаясь то к берегу, то к середине залива, но торосы кажутся бесконечными. Весь день плутали между льдин.


Фото 5. Торосы побольше.

В свете фар нагромождения льда становятся театром фантасмагорий, вокруг возникают то белые медведи, то пингвины, то перископы подводных лодок.
Вечером, в районе мыса Светящий, увидели огни Диксона (я предположила, что поэтому его так и назвали). До цели оставалось около 25 километров, но наша скорость упала до одного километра в час.
Около часа ночи наши силы кончились и в виду огней нашего пункта назначения мы встали на ночевку. Со стороны берега мелькали огни, будто к нам кто-то едет (думали что снегоход), но через пару часов он развернулся обратно. Появилась сотовая связь (как мы позже узнали, на Диксоне специально разворачивают антенны в сторону тундры, поэтому в тундре связь лучше, чем в самом поселке, но сделано это для того, чтобы люди терпящие бедствие или заблудившиеся, имели больше шансов сообщить о себе) и нам написали, что это был Трекол, который направился для встречи нас, но по торосам он не смог доехать. Встречающие «обрадовали» нас, что место нашей ночевки очень любимо медведями, а по ледовому прогнозу ветер меняет направление в сторону моря и именно отсюда начнут отрываться льдины. Двигаться дальше мы уже всё-равно не могли, и с мыслью, что может оторвавшаяся льдина донесёт нас сама за ночь до Диксона, собрались спать. Но самое главное, нам сказали, что такое поле торосов нас ожидает до самого Диксона, поэтому нам надо выходить на берег и идти по тундре, где есть, если не зимник, то колея и ехать можно без проблем! Аллилуйя! Ребята из Притяжения Арктики были в зоне радиосвязи и мы передали им полученные координаты. Так как они ехали в другом режиме, то решили выходить на берег ночью, ну а мы легли спать в своих общежитиях.


Фото 6. Даже не знаю, что тут написать: торсы и видимость.

02.03. -9° пасмурно, 46 километров, ходовое время 6 часов
У нас сильно потеплело и снег практически перестал держать машины, тоскливо посмотрели в сторону лопат. Видимость неплохая и садистки позволяет обозревать нескончаемые торосы размером с пол крузака и больше во все стороны.


Фото 7. Тяжело переезжать такие льдины.

Решили выйти из этого поля по своим следам до мелких торосов и оттуда пытаться выходить на сушу по полученным координатам, так как мы километров на 14 от этой точки уже ушли вперед.


Фото 8. Поиск дороги в торосах.

Так и сделали, повернув обратно, а потом свернули почти под прямым углом к мысу Исаченко. Торосы здесь были небольшие, как вначале пути и позволяли двигаться почти без остановок, пусть и не с большой скоростью.
Вторая команда сообщила нам, что они рубились к точке выхода всю ночь, подарив местным духам пару своих покрышек. Решили сэкономить время и пойти по их следам, но местами их теряли и чтобы не тратить время на поиски, шли по азимуту на волшебную точку.


Фото 9. «Та самая точка».

При подходе к берегу передо мной открылась картина, которую не передать ни одной кистью: совершенно белое море, отделенное от такого же белого неба лишь тёмной полоской горизонта, слева поднимаются белейшие берега, изломы которых подчеркнуты обнажениями черных скал и в этой бескрайности и безвременье покачивается на снежных волнах сухопутный японский крейсер.


Фото 10. Мелкое торошение.
Въехали на берег около мыса Исаченко, возле креста, отметившего чью-то могилу. По следам догнали команду Притяжения Арктики. Не доезжая поселка, нас на Треколе встретили наши спасители, которые так вовремя вытащили нас из торосов (не то еще пара дней Ледового побоища нам была бы обеспечена): Владимир Гамбургер и его сын Юрий и Дмитрий Асовский.


Фото 11. Было очень приятно, что нас встретили.


Фото 12. Владимир Гамбургер.

Наш бездомный экипаж радостно пересел в Трекол, освободив захваченные территории в чужих машинах и сразу засыпали диксоначан вопросами: что да как, да когда и почему. Вот таким весёлым паровозиком из пяти легковых машин во главе с Треколом мы въехали в Диксон – снежной Арктики столицу.



Фото 13. Старая застройка.

Заселились в гостиницу – пока доехали, каждый не по разу спросил наших провожатых насчет наличия горячей воды в номерах – как-никак с Дудинки мы идём 6 дней.


Фото 14. Первые машины на Диксоне, которые приехали туда свои ходом!

Конечно же, устроили праздничные посиделки по поводу достижения главной цели нашего маршрута.


Фото 15. Застолье на Диксоне.

03.03. солнечно, ветрено
Все выключили будильники – отсыпаемся, никаких холодных пробуждений в сумерках, торосов, закопавшихся машин – суровым полярникам тоже иногда нужен отдых.



Фото 16. Суровые заполярные саночки.

Едем на сам остров Диксон, на котором от процветающего поселка остались только не самый современный аэропорт, очень современная полярная станция и призраки прежней жизни. Дома не законсервированы, стекла в них выбиты, на когда-то оживленных улицах лежат сугробы, с которых видно крыши домов.


Фото 17. Диксонский аэропорт.


Фото 18. На острове Диксон.


Фото 19. Шедевральное фото Лёши Тузова


Фото 20. Жилье простаивает.

Фото 21. Архитектурные формы.

Потом поехали обратно в поселок: мне понравилось здание бывшего морского склада, отдали дань уважения памятнику Бегичева Н.А., памятнику защитникам Диксона, сражавшимся с немецким крейсером «Адмирал Шеер».


Фото 22. Монумент.


Ники́фор Алексе́евич Бе́гичев — русский моряк, полярный путешественник. Дважды награждён Большой золотой медалью Российской академии наук.


Фото 23. Памятник Бегичеву.

25 августа 1942 г. немецкий крейсер «Адмирал Шеер» встретил ледокольный пароход «Александр Сибиряков». В течение 20-минутного неравного боя героически сражавшийся пароход был потоплен, но за это время его радиостанция успела оповестить Диксон о появлении вражеского рейдера. «Адмирал Шеер» открыл огонь по гавани. Встретив организованное сопротивление, рейдер прекратил обстрел и, прикрываясь дымовой завесой, отошел. Затем крейсер развернулся и вышел к островку Сахалин, где опять оказался в зоне действия пушек. Вторая попытка рейдера приблизиться к порту также была сорвана, после чего рейдер ушел от Диксона и уже больше не возвращался.


Фото 24. Схема битвы.


Фото 25. Памятник.

Диксонскую картинную галерею мы увидеть не смогли, так как она сейчас переезжает в новое помещение и экспозиция ещё не готова, зато в диксонской библиотеке нам подарили замечательные книги об этой галерее.
Диксонская народная картинная галерея – открытая в 1987 году галерея в п. Диксон, посвященная 45-летию обороны Диксона, фонд составляет около 300 картин и скульптур, переданных в дар художниками со всей страны.


Фото 26. Памятка в школе.


Фото 27. Школьный краеведческий музей.

Зашли к главе Диксонского поселения - Крауссу Павлу Викторовичу – очень интересный человек, который реально смотрит на перспективы Диксона. Рассказал очень много интересного (и грустного) о современном Диксоне и впечатлил своим рассказом о том, как в одиночку на лыжах дошел от Диксона до Хатанги, без палатки, спальника и продовольствия – спал в сугробах на куске войлока, питался тем, что добыл охотой – такой путь занял у него два с половиной месяца.

Радостные нашли магазин с сувенирами, я обзавелась замечательным цветным изданием о Диксоне и первый раз пила Карачинскую минералку по цене 65 рублей за бутылку (при средней цене в Новосибирске 20 рублей).
Вечером засидели на диксонской полярной станции с Притяжением Арктики, со строганиной из муксуна, жареной корюшкой и ухой от Андрея Меньшикова.


Фото 28. Две команды.

На Диксоне нас встретили очень радушно, в лучших традициях русского Севера, но гнетущее ощущение от умирающего города ничем не заглушить. Вечером, когда возвращались с острова, фары автомобиля выхватывали из темноты пустые глазницы и раззявленные рты мертвых домов – как-будто мы попали внутрь фильма ужасов. Мы приехали на это посмотреть и уехали, а 500 человек здесь живут.


Фото 29. Совместное фото (тот самый трекол, что встречал нас).
  • Архив

    «   Сентябрь 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30